Роман в стиле хоррора о семье, которая потеряла свой дом: разговор с автором книги "Краще не читай", писательницей Екатериной Орловской 

Екатерина Орловская. Скриншот: kanaldim.tv

Роман писательницы Екатерины Орловской "Краще не читай" действительно лучше не разворачивать тем, у кого слабые нервы. Ведь книга написана в жанре хоррора. Это история о поиске опоры, когда потерял все. О травме, которая маскируется, пока не обнажится в момент наибольшей уязвимости. Об искусстве и о жертвах, на которые можно пойти ради него. О любви к ужасам, первом романе и дальнейших планах говорим в "Ранку Вдома" с писательницей Екатериной Орловской.

Ведущие — Ирина Хоменко и Костя Октябрьский. 

— Это ваша первая книга? Как долго вы над ней работали? 

— Да, это моя первая книга. Я работала над ней четыре месяца. Столько же времени длилось редактирование. Первый этап редактирования —  самостоятельный, а дальше я работала с редактором. 

— О чем этот роман? 

— Этот роман о семье, которая потеряла свой дом и вынуждена была жить у своих знакомых. В частности, попала в дом, который прячет очень много страшных тайн. Дом, который начинает с ними опасную игру, с их травмами, с их проблемами. Каждый из членов семьи сталкивается с самыми страшными сторонами себя самих. 

— Первая книга в стиле хоррор. Почему вас притягивает такой жанр? 

— Хоррор сам меня выбрал. Как только я начала писать в детстве, то сразу писала темные, страшные истории. Только потом я начала думать, почему так произошло, почему именно это направление. Есть много ответов на этот вопрос. На самом деле хоррор — это достаточно хороший инструмент для того, чтобы оценивать реальность, освещать ее и говорить о серьезных темах, а также проблемах. Собственно, рефлексировать. 

— Много ли реальных событий в книге? 

— Да. Эта книга — плод нашей нынешней жизни. Я ее написала, находясь беженкой в Польше. История близкая, но я ее гиперболизировала и мистифицировала. В ней много реального, того, что случилось со мной на самом деле. 

— Есть ли спрос на жанр хоррора сейчас? 

— Да, потому что Стивен Кинг до сих пор не выходит из топа рейтингов продаж. Спрос есть всегда, потому что всегда существует страх. Даже в суровые времена хоррор становится определенным способом эскапизма, потому что книга не является такой страшной как реальность. Книга дарит ощущение контроля над ситуацией, чтение хоррора позволяет дойти до конца и выбраться из этих страхов. 

На самом деле травма — это то, что нужно выразить. Искусство — это одна из самых безопасных плоскостей, чтобы высказываться о своих травмах и том, что мы переживаем. Это безопасный способ дойти до какой-то целостности в том, через что нам приходится проходить. Мне кажется, спрос есть. Многих людей интересует сейчас возможность как-то поговорить об опыте, который мы переживаем, в таком безопасном литературном ключе. 

— Как вы начали работать над романом? Что было самым трудным? Возможно, какие-то интересные моменты были? 

— Я к этому шла всю жизнь. Имею литературоведческое образование. С самого начала, я выбрала для себя этот путь. Это путь постоянного обучения. Роман появляется в результате регулярного труда. Вдохновением романы не пишутся. Это дисциплина. 

— В книге есть семь частей. Последняя называется "Эпилог". Стоит ли это понимать как намек на продолжение хоррора? 

— Возможно. Не скажу наверняка, но возможно когда-то будет. 

— Над чем вы сейчас работаете? 

— Сейчас работаю над новым романом. Это также будут ужасы. Этот роман о море. Теперь это будут морские ужасы. Это о городе в Херсонской области и о тех странных вещах, которые случаются с людьми в этом городе. 

— На какого читателя вы ориентируетесь? 

— В первую очередь я ориентируюсь на любителей этого жанра. Хотя мне удалось увлечь некоторых противников хоррора. Например, моя бабушка читала это. Сказала, что это понравилось. Ей 72 года. Я старалась писать это просто, чтобы можно было легко погрузиться в эту историю. Немножко побыть за пределами этой реальности, в другом месте.

На самом деле аудитория у такого жанра реально достаточно широкая, потому что есть сейчас такое поколение, которое в молодости читало Стивена Кинга, и сохранило любовь к ужасам. Теперь они нуждаются в новой, украинской литературе такого жанра. Так же есть молодое поколение, которое заинтересовано в том, что ужасы это контраверсионно и остро. 

— Какие отзывы были среди ваших знакомых? 

— Они были в шоке. Впрочем, в основном это были положительные отзывы. Впрочем, отзывы есть разные. Уже сформировался круг ценителей. Мне это нравится, ведь нашелся мой читатель. Итак, можно продолжать поиски. 

— Катя, назовите трех любимых писателей? 

— Это будет Стивен Кинг, Жауме Кабре и Гарлан Элисон.

Также интересны гости "Ранку Вдома":

Медиапартнеры
Прямой эфир