Новая методика оказания психологической помощи детям: интервью с директором сети центров Kinder Velt Анастасией Чекаленко и арт-терапевтом Олесей Войчук

Олеся Войчук и Анастасия Чекаленко. Скриншот: kanaldim.tv

Сеть детских благотворительных центров Kinder Velt предоставляет бесплатную профессиональную терапевтическую помощь детям в Украине. Специалисты применяют лучшие израильские методики и разработали собственную. Как дети разного возраста переживают эту войну, на что родителям надо обращать особое внимание, когда стоит обращаться за помощью к психологу, узнавайте в "Ранку Вдома" от директора сети детских благотворительных центров Kinder Velt Анастасии Чекаленко и арттерапевта центра Олеси Войчук.

Ведущие — Ирина Хоменко и Костя Октябрьский.

— В чем особенность работы благотворительных центров Kinder Velt? Это бесплатная помощь?

Чекаленко: Это детский благотворительный центр, который оказывает психологическую помощь детям, пострадавшим во время войны. это бесплатные консультации. Центр работает с первых дней полномасштабного вторжения в Украину. Наша особенность заключается в том, что мы постоянно развиваемся, внедряем новые методики. Родители могут также получить бесплатную психологическую поддержку от наших психологов. У нас работают арт-терапевты и клинические психологи, которые становятся другом для ребенка. Они становятся таким взрослым, к которому можно обратиться и не бояться. Потому что дети боятся, не понимают, как реагировать на все эти события. Родители не всегда могут подобрать правильные слова поддержки и объяснить, что происходит.

— В каких городах работают центры?

Чекаленко: Наши центры работают в Одессе, в Киеве, Кропивницком и Харькове. Мы планируем развивать сеть. Потому что каждый город имеет свои особенности. Очень много людей, которые оставили свои родные города из-за оккупации. В Одессе, например, очень много семей, которые пережили оккупацию.

— Когда родителям надо обращаться за помощью в ваш центр?

Войчук: Вообще каждая мама видит изменения в поведении ребенка.  Нарушается сон, исчезает аппетит, появляется агрессия. Тогда точно надо обращаться к специалисту. Ребенок может стать замкнутым, также бояться взрывов и сирены. Он точно показывает об этом телом. Часто переселенцы переживают буллинг, с этим мы тоже работаем.

— Сколько длится терапия?

Войчук: Терапия длится около двух месяцев. Мы предоставляем до 10 индивидуальных занятий. Один раз в неделю мы предоставляем психологическую помощь индивидуально. Также в течение этих двух месяцев ребенок может посещать групповые занятия со сверстниками. Можно проработать на мастер-классах такие чувства, как грусть, злость, боль, обида, стыд. Мы проживаем это, делимся друг с другом и поддерживаем деток наших.

— Расскажите, пожалуйста, о программе реабилитации для детей в ваших центрах.

Войчук: Это индивидуальная и групповая помощь. Работаем с подростками, с родителями, с детьми. Работаем с мамами в группах. Матерям тоже нужна помощь. Невозможно помочь ребенку, если мама не в ресурсе, если у нее нет опоры, она истощена и обессилена.

— Кто из детей тяжелее переживает стресс — дошкольники, средний возраст или подростки?

Войчук: Маленькие дети. Они совершенно не понимают, что происходит. У них нет опыта, как у взрослого, и они иначе на это реагируют. Также маленькие детки, они считывают состояние мамы. В каком состоянии мама, то в таком состоянии обычно ребенок находится. Речь идет о детях до семи лет.

— Эффективнее работать с детьми индивидуально или в группах?

Войчук: Да, это очень разные форматы работы. Я рекомендую всегда сочетать эти форматы. Потому что на индивидуальной терапии ребенок глубоко прорабатывает свои страхи, переживания. В групповой работе — другая динамика, там другие вопросы поднимают. Это как поддерживающие группы для детей. Кстати, у нас есть и для взрослых занятия, также есть выездные мастер-классы. 

— Сколько надо индивидуальных занятий, чтобы ребенок раскрылся перед психологом?

Войчук: Все индивидуально. Есть ребенок, который раскрывается на первых двух занятиях, есть случаи, когда контакт происходит в конце курса реабилитации.  Если это ребенок, который пережил сексуальное насилие, или другие ужасы оккупации.  Самое важное — построить контакт с таким ребенком. Только потом он начнет открываться. Мы работаем в метафоре, с методиками с доказательной эффективностью. Это сказки, творчество. Когда ребенок расслаблен, не контролирует все, тогда он в безопасности и рассказывает о рисунке, или персонаже в сказке. Эти все диалоги слышит мама, которая сидит тихонько рядом. Она может задумываться и тихо плакать, потому что она понимает, что именно происходит с ее ребенком. Если спросить прямо у ребенка, он вам ничего не расскажет. Он и сам не понимает, что именно его травмирует, что именно с ним происходит. Мы идем за каждым ребенком, изучаем, что нужно именно ему.

— Есть ли у вас онлайн консультации? Как вы вообще относитесь к такому формату оказания помощи?

Чекаленко: Мы иногда практикуем онлайн консультации, потому что дети, которые уже прошли терапию у нас, выезжают за границу. Матери часто нам пишут о том, что состояние ребенка изменилось. При необходимости мы проводим онлайн сессию. Потому что ребенок уже знает своего психолога, он ему доверяет и может все рассказать. Кстати, у нас есть такая классная штука, как "Детство на час".  Мы собираем деток и водим их на экскурсии в планетарий, в дельфинарий, организовываем кулинарные мастер-классы. Собираем родителей и детей разного возраста, потому что это, во-первых, помогает детям социализироваться. Даже взрослые знакомятся и начинают дружить, им всем легче адаптироваться к новой жизни. Кстати, с началом полномасштабного вторжения мы работали по израильским методикам, но сейчас мы разработали свою. Доктор психологических наук Татьяна Чернявская, а нашего Одесского университета имени Мечникова, с командой украинских психологов разработали новую методику терапии "Рафа жирафа". Скоро она будет представлена в наших центрах Kinder Velt. Это, конечно, бесплатно.

Также интересны гости "Ранку Вдома":

Медиапартнеры
Прямой эфир