О родных в Ворзеле и новом оружии из Америки: первая в истории Украины женщина-посол в США Оксана Маркарова в "Точці опори"

Оксана Маркарова — чрезвычайный и полномочный посол Украины в Соединенных Штатах Америки. Первая в истории Украины женщина-посол в США. С июня 2018 года до марта 2020-го занимала должность министра финансов Украины. За весомый личный вклад в развитие межгосударственного сотрудничества и плодотворную дипломатическую деятельность награждена орденом княгини Ольги III степени. Замужем, муж — известный банкир и бизнесмен Даниил Волынец. В семье четверо детей.

В интервью Светлане Леонтьевой в программе "Точка опори" в Вашингтоне Оксана Маркарова рассказала о ежедневной работе посольства над тем, чтобы помощь Украине не прекращалась и росла, о том, как важно информировать Америку и мир о реальных событиях в Украине и развеивать мифы, созданные российской пропагандой, о создании в США платформы, которая будет помогать будущей реконструкции Украины и ее восстановлению после победы. Также Оксана Маркарова поделилась воспоминаниями о первых днях полномасштабного вторжения и эвакуации родственников из оккупированного Ворзеля.

Самолеты F-16 для Украины

— Как вы здесь, в Вашингтоне, узнали о том, что негласный мораторий предоставления Украине F-16 отменен? Я уверена, что вы много для этого сделали и одной из первых об этом узнали. Как это было?

— Это, действительно, результат работы очень большой команды. Эти обсуждения начались прямо 24-25 числа. F-16 были среди самых первых запросов, когда мы говорили, что нам будет нужно. Наши потребности тогда формировал Генштаб, а вместе с Минобороны они направлялись через все посольства. Ударная авиация — вертолеты, самолеты — изначально были задачей для всех военных атташе и посольств. 

Мы начинали, когда Stinger (переносной зенитно-ракетный комплекс, разработанный для сбивания вражеских самолетов, которые летают на низкой высоте, — ред.) и Javelin (переносной противотанковый ракетный комплекс, используемый для поражения бронетехники, низколетящих и малоскоростных целей, — ред). В первый раз мы их в значительном количестве получили в декабре-январе. В январе самолеты из Соединенных Штатов прилетали ежедневно и еженедельно. Очень мощный был адвокационный визит с участием и наших пилотов, в частности Джуса (украинский военный летчик Андрей Пильщиков. Погиб 25 августа 2023 года во время столкновения двух учебно-боевых самолетов в Житомирской области, — ред.), который недавно погиб.

Тогда, год назад, ответ о предоставлении был "скорее нет, чем да". Однако мы не оставляли наших усилий. Это был постоянный вопрос, который поднимал президент Владимир Зеленский, министр обороны, Генштаб. В каждом звонке. Сначала мы нашли платформу и понимание относительно тренировок, потом дошли до предоставления разрешения. И уже сегодня мы имеем эту созданную коалицию. Линия информирования у нас одна — нас информирует Пентагон. А мы информируем Киев. 

— Кого первым вы информировали? Президента? Как часто с ним общаетесь?

— По мере необходимости. Каждый раз, когда мы получаем информацию о новых пакетах, а они каждую неделю выделяются, мы с атташе сразу информируем всех дома. Я информирую президента, министра обороны, министра иностранных дел.

— Вы упомянули о пилоте с позывным "Джус" из 40-й бригады тактической авиации. Эта трагедия в небе унесла жизнь того, кто адвокатировал и так хотел пересесть с МиГ-29 в F-16. Что вам запомнилось из последней с ним встречи? 

— Это очень светлый, бескомпромиссный и очень активный человек. Мы с ним даже поспорили в некоторых вещах по поводу ударных беспилотников. Но очень предметно. Несмотря на молодой возраст, он не только профессионал своего дела, но и человек, у которого душа болит и горит. Чрезвычайно большая потеря.

Больше и быстрее

— Вы неоднократно говорили, что живете и работаете по негласному поручению нашего президента "Больше и быстрее". Что сейчас самое актуальное и нужное для победы?

— Сейчас нужно все. Приоритет номер один — конечно, оружие. От артиллерии до ПВО. Мы противостоим врагу, который намного больше в количестве, брутальный и не останавливается ни перед чем. Мы сделали невероятное, а наши защитники с 24 февраля 2022 года удивили весь мир и продолжают удивлять. Но для того, чтобы мы могли окончательно победить, нужно еще очень много. 

К счастью, на сегодняшний день "красных линий" или политических решений, что что-то нам не будут давать, практически нет. Но есть вопросы доступа, скорости производства, нахождения и так далее. 

Не только оружие нам нужно. Мы тратим все средства, которые зарабатывает Украина сама, на зарплаты военным и на этот сектор. Все остальное — пенсии, медицинская помощь, зарплаты учителей, помощь перемещенным лицам — финансируют наши партнеры.

— Да, об этом мой следующий вопрос. Есть финансовый сектор и есть сектор гуманитарной помощи... 

— Основная часть финансовой помощи — это так называемая прямая бюджетная помощь. Это средства, которые Соединенные Штаты дают нам в бюджет в виде грантов, в отличие от всех других партнеров. Это не кредит, мы их не должны возвращать. 113 миллиардов выделенных Конгрессом, из которых более 70 миллиардов уже предоставлено, — это или оружие, или прямая бюджетная поддержка, или гуманитарная поддержка.

Я благодарна американскому народу, президенту Байдену, администрации, Конгрессу за то, что мы уже получили. Но в каждой из категорий — и в оружии, и в бюджетной помощи, и в гуманитарной — нам нужно больше. Именно поэтому сейчас ключевая задача посольства — работа с Конгрессом над дополнительными изменениями в бюджете на 2024 год, который Белый дом уже подал в Конгресс. В США 2024 год начинается первого октября.

— Готовят ли Соединенные Штаты что-то подобное плану Маршалла по восстановлению Украины? Или, возможно, уже какие-то бизнесы, которые сотрудничают с Украиной, готовы и планируют помогать нам в восстановлении?

— Этот план мы готовим вместе. Соединенные Штаты активно нам помогают во всех сферах: от военной и гуманитарной помощи до санкций против России, которые постоянно усиливаются. Это делается не только на двусторонней основе, Штаты также собирают коалицию друзей. Есть встречи в формате "Рамштайн", где более 50 стран обсуждают потребности Украины в вооружении. Есть энергетическая координационная группа, где встречаются G7+ — не только страны "группы семи", но и международные финансовые организации. 

Начала активную деятельность платформа по будущей реконструкции, в которой сопредседательствуют Украина, Соединенные Штаты, Европейский Союз и страна, которая председательствует в G7. Сейчас создается внутренняя структура институтов, которые будут обсуждать наше будущее восстановление и быструю реконструкцию, которую мы уже осуществляем. С нашей стороны в группу входит вице-премьер-министр по вопросам восстановления (Александр Кубраков, — ред.). Тоже большую роль играют министр финансов и премьер-министр.

Родные в Ворзеле

— Ваш дом находится в поселке Ворзель под Киевом. На момент вторжения России там был кто-то из ваших родных?

— Мои дети здесь со мной, но мама, отец мужа, когда еще был жив, и сестра были там.

— Они попали в оккупацию или успели выехать?

— Мой муж вернулся домой на следующий день [после полномасштабного вторжения] и, к счастью, ему удалось организовать эвакуацию мамы и папы фактически за несколько часов до того, как русские захватили Ворзель. Следующие 33 дня были сложными.

Самое сложное в работе посла Украины в США

— В начале полномасштабного вторжения что было самым сложным для вас?

— Мы готовились к разным сценариям и понимали, как действовать в каждом из них, но все предусмотреть нельзя. Мы сразу с генерал-майором Борисом Кременецким начали делать ежедневные брифинги, чтобы просто донести то, что у нас происходит. Информацию, которую предоставлял Генштаб и Минобороны, мы быстро сами переводили и выходили на брифинги. Во-вторых, надо было развеивать мифы, потому что Соединенные Штаты — страна, где было 400 лет российской пропаганды. Труднее всего было не расплакаться или не разозлиться, отвечая на вопросы.

Надо большие-большие слова благодарности сказать всем украинским и международным журналистам. Если мы с вами проанализируем, это то, что очень сильно отличает ситуацию в 2022 году от ситуации в 2014-м. Враг тот же и напал на нас так же коварно, но на этот раз каждая камера каждого телеканала мира была в Украине, рискуя жизнью. Сколько журналистов мы потеряли... Но мир здесь (за границей, — ред.) увидел, что происходит там (в Украине, — ред.), и это не позволило в этот раз сказать, что, возможно, там есть какие-то две стороны.

Это было настолько очевидно, что когда американские люди, для которых вопросы достоинства, справедливости и независимости очень важны, это увидели, то в США повсюду были украинские флаги, а американские люди говорили своим политикам: "Нет-нет-нет, мы не можем такой акт ужасной несправедливости оставить без ответа. Потому что эти люди там, они такие же как мы. Они за демократию и свободу, они защищают своих людей, своих детей. Разве мы бы не делали так же?". Это был очень важный момент. Соединенные Штаты через глаза журналистов смогли увидеть, что на самом деле происходит.

— Как вам удается удерживать интерес к Украине? Потому что мы знаем, что война и эти негативные новости утомляют людей.

— Над этим работает большая команда. Нужно говорить в основном о том, что интересно и важно американцам. Важно внимание к событиям, которые происходят здесь, к американским праздникам, важно делать интересные вещи вместе. Через призму этого мы рассказываем о войне, но говорим и о наших художниках и других известных личностях. На День Шевченко мы рассказывали о невероятной дружбе Тараса Григорьевича с Айрой Олдриджем — темнокожим актером, который не был рабом, но не мог сделать карьеру в то время. Таким образом мы открывали для американцев не то, что они слышали о нас в советский период или в период Российской империи, а нашу настоящую историю. Такая задача посла — представлять Украину здесь, делиться своей культурой и пытаться захватить ею несмотря на то, что в приоритете оружие, санкции и помощь.

Женщина, которая никогда не спит

— The Washington Post назвал вас "женщиной, которая никогда не спит". В этом материале говорится о том, что вы титанически много работаете, но еще и успеваете побывать на светских мероприятиях, чтобы познакомиться с известными американскими людьми, рассказать им об Украине и обязательно привлечь к помощи. Часто к вам даже очереди выстраиваются, чтобы послушать. О чем расспрашивают чаще всего? 

— В Вашингтоне все вечерние события — не совсем вечерние и не совсем развлекательные. Это как раз возможность в неформальной атмосфере пообщаться с теми, с кем общаешься по работе, достучаться до тех, до кого не всегда можешь. На этих вечеринках присутствует много бизнесменов, политиков, международных выдающихся фигур, которых через призму их интересов и хобби можно заинтересовать тем, что происходит в Украине. Я начала свою службу в Соединенных Штатах в апреле 2021 года, и фактически здесь нет такого министерства, с которым бы мы не наладили тесные отношения. Это была для меня задача номер один.

— Я вижу, что вы любите броши. Сегодня у нас вас также очень символическая — желто-голубая бабочка с трезубцем. Откуда любовь к таким украшениям? 

— Важно то, что ты говоришь, но и то, что на тебе — это тоже месседж. Я ношу очень много украинских украшений, которые привезла с собой. Это позволяет, даже не будучи в вышиванке, иметь на себе немного от вышиванки.

Предыдущие выпуски "Точки опори":

Медиапартнеры
Прямой эфир