Реформы и помощь жителям неподконтрольных территорий: о работе Минюста говорим с Валерией Коломиец

Валерия Коломиец. Фото: Facebook

Министерство юстиции Украины за последние два года внедрило много важных реформ. Часть из них касаются реформирования пенитенциарной системы. Также был упрощен доступ к бесплатной правовой помощи для граждан Украины. 

Какие еще реформы будут внедряться и что делает Минюст для помощи людям на неподконтрольных территориях — рассказала заместитель министра юстиции Украины Валерия Коломиец в программе "Официальный разговор" телеканала "Дом".

Ведущая — Анна Нитченко.

— Ваше министерство работает два года. Какие ключевые успехи вы можете отметить? 

— Мы за два года успели многое, но недостаточно. Потому что когда ты начинаешь работать в министерстве, вообще в такой структуре, кажется, что вот сейчас вы всё измените, но ты сталкиваешься с бюрократией. Она занимает очень много времени. 

Мы считаем, что одна из самых больших наших реформ и то, что действительно можно посмотреть, пощупать, что видят многие жители Украины — это то, что мы делаем в пенитенциарной сфере. Потому что мы сделали определенную революцию. Мы законодательным путем пытаемся изменить ее, улучшить условия содержания людей, которые находятся под стражей. И, в то же время, гуманизировать сами наказания, чтобы люди действительно могли исправиться, начать жизнь заново. Особенно это касается несовершеннолетних. 

Одновременно с этим мы начали улучшать физические условия их содержания. Мы регулярно проводим ремонтные работы в следственных изоляторах. Буквально недавно мы продали бывшую колонию. Эти деньги будут вложены в строительство более современных помещений для того, чтобы содержать подстражных. 

Почему это важно, в том числе для общества? Во-первых, люди, которые могут исправиться, совершив такую ошибку, полезнее для общества. И второе — когда мы содержим людей в ненадлежащих условиях, в результате с наших же налогов по решениям Европейского суда по правам человека эти люди получают компенсации. Поэтому мы прекрасно понимаем, что кроме, скажем так, такого гуманистического, человеческого, полезного эффекта это, в том числе, и банально экономика. Потому что нам выгодно, государству выгодно соблюдать права человека.

— Что еще будете в этой системе исправлять?

— Для нас сейчас самое важное — чтобы приняли те законы, которые мы зарегистрировали в Верховной Раде. К тому же, мы готовим сейчас стратегию по улучшению содержания людей в наших пенитенциарных учреждениях. Эта стратегия важна, потому что мы нацелены на то, чтобы прекратить системное нарушение прав человека. Мы решили, что без определенной "дорожной карты", плана действия на ближайшие несколько лет, будет тяжело. Поэтому мы пошли таким путем. 

Я думаю, что до конца года стратегия будет принята. Это очень важная веха, но мы понимаем, что это не самое важное, что сделало Министерство юстиции за эти два года.

— Расскажите об изменениях в система предоставления бесплатной правовой помощи. 

— Мы сейчас нацелены — и уже начали это делать — на то, чтобы люди могли мобильно, дистанционно получать всю возможную юридическую помощь. Что это означает? В течение последнего полугодия мы презентовали несколько мобильных приложений, с помощью которых любой человек может обратиться за помощью. Второй момент — мы также презентовали электронный кабинет клиента. В чем особенность этого сервиса? Если, например, через мобильное приложение ты можешь обратиться, получить устную консультацию, письменную. Ты можешь даже подгрузить документы. Юрист наш почитал. Уже на основе этих документов более пространно тебе ответил. То в электронном кабинете клиента человек имеет право на помощь адвоката в суде за счет государства. 

Человек может подать документы со своей электронной подписью через электронный ключ, не выходя из дома, и получить помощь конкретного адвоката, который будет с ним работать в суде и защищать его права. 

Также мы хотим до конца года запустить новую систему предоставления бесплатной правовой помощи в суде. Когда к нам приходят за помощью, мы говорим: "Вы имеете право, но, пожалуйста, принесите нам несколько справок". И получается глупая ситуация: мы отправляем нашего клиента, чтобы он в карантин стоял где-то в очереди, в каком-то учреждении, брал какие-то справки. 

Поэтому сейчас мы договорились с налоговой и и будем договариваться с Пенсионным фондом для того, чтобы мы сами могли нужные нам документы брать у них в реестрах. Для нас очень важно, чтобы к концу года люди, которые к нам приходят или тем более обращаются через те же приложения или через электронный кабинет клиента, потом не вынуждены были обращаться в какие-то другие ведомства для того, чтобы мы могли им предоставить адвоката.

— В Украине создают "страну в смартфоне". Как вы оцениваете реализацию этой стратегии именно со стороны Минюста? 

— Я считаю, что это очень правильный вектор движения. Насчет количества обращений — оно действительно растет. Например, у нас есть у нас есть мобильное приложение "Мое право". Оно нацелено на людей, которые приезжают с неподконтрольных территорий или находятся на неподконтрольных территориях. Мы видим статистику, когда именно люди с неподконтрольных территорий к нам заходят в это приложение. То есть их интересует, они понимают, что там могут найти какие-то разъяснения, пояснения, могут понять куда им обратиться, чтобы получить юридическую консультацию. Поэтому это действительно работает. 

Вопрос в другом. Я как чиновник, который с этим сталкивается не только открывая ту же "Дію", а как человек, который в работе внедряет эти данные в приложения, понимаю, что это тяжело делать изнутри. За этим стоит очень много бюрократических и технических процессов. Поэтому да, не всегда удается сделать с сегодня на завтра, но мы видим, что в целом по стране мы очень активно развиваем эту тематику. Я хочу напомнить, что мы фактически стали чуть ли не первыми, кто презентовал именно электронный сертификат о вакцинации. Как мы видим, он уже работает в Европе, и наши граждане спокойно могут путешествовать и не заморачиваться.

— Над чем еще вы сейчас работаете именно для людей, которые проживают на временно неподконтрольной территории?

— Мы постоянно работаем в этом направлении, потому что понимаем, что это довольно уязвимая категория и необходимо очень много ресурса вкладывать в то, чтобы реинтегрировать людей, которые проживают на временно оккупированных территориях. И помогать им, если, например, они приезжают в Украину. 

Да, наши юристы, адвокаты не могут помогать жителям неподконтрольных территорий именно на той территории. Поэтому мы постоянно их сопровождаем, когда они прибывают в Украину и начинают, например, жизнь здесь. Или пытаются каким-то образом защитить свое право на социальное обеспечение от государства. Есть же много льгот и подобных вещей. И очень часто людям приходится доказывать, что они имеют на это право. Мы постоянно работаем с этим. 

Мы также развиваем сеть волонтеров безоплатной правовой помощи. То есть это люди, которые не работают на нас, но которые имеют активную позицию. Они распространяют информацию о такой системе и наши контакты, объясняют  людям, чем мы можем помочь. Это, в том числе, очень активно развито на территории Луганской и Донецкой области. Потому что все мы прекрасно понимаем, что как раз если человек приезжает с неподконтрольной территории, он вообще может не знать ни о какой бесплатной правовой помощи, ни о том, как ему обратиться в суд, чтобы пересчитали пенсию. 

На протяжении всего прошлого года мы разрабатывали, и в этом году президент подписал обновленную Стратегию по правам человека. Стратегия рассказывает, куда двигается государства в ракурсе защиты прав людей. Мы внесли очень много новых разделов, которые касаются именно того, каким образом органы государственной власти должны действовать для защиты тех, кто временно перемещен из неподконтрольных территорий, для защиты детей, которые, например, остались на территории оккупированного Крыма или Донбасса.

Медиапартнеры
Прямой эфир