"Неофициальный разговор" из Польши: как адаптироваться украинцу, где получить помощь и какой бизнес открыть

В Варшаве. Фото: kanaldom.tv

Как украинцы меняют Польшу ● О торте с правильной картой Украины ● И о польских стартапах успешных украинцев.

Это вторая часть "Неофициального разговора" — из Польши с послом Украины в Республике Польша Андреем Дещицей.

А в первой части посол рассказал об идеальной границе между Польшей и Украиной, о новых пунктах пропуска, сколько украинцев работают в Польше и как за последние годы изменился образ "заробитчанина".

Ведущая программы — Карина Самохвалова.

Уверенность и комфортность

Продолжаем разговор с Андреем Дещицей об украинцах в Польше, начатый в первой части программы.

— По последним социологическим данным, 92% всех трудовых мигрантов в Польше составляют украинцы. Насколько сейчас украинцы чувствуют себя комфортно в Польше?

— Насколько они чувствуют себя уверенно и комфортно, это зависит тоже от того, насколько они здесь легально или нелегально пребывают. Кто находится в стране легально, чувствуют себя уверенно, потому что если что-то случилось, можно обратиться в полицию, в консульство.

Многие поляки, с которыми я общаюсь, очень высоко ценят украинцев, которые сюда приезжают работать. О наших людях отзываются как о высококвалифицированных инженерах, финансистах, банкирах. И они хотят работать, они не боятся работы. О них говорят только хорошие слова.

— Неужели поляки не боятся конкуренции? В основном в иных странах не всегда любят трудовых мигрантов.

— Конечно, некоторые поляки тоже не очень хотят, чтобы украинцы сюда приезжали работать. Потому что им нужно равняться на темп работы наших людей... Мы чуть быстрее, мы готовы работать больше положенного времени, чтобы заработать больше. Поэтому конкуренция существует.

Карина Самохвалова и Андрей Дещица. Фото: kanaldom.tv

— Но при этом поляки же тоже становятся трудовыми мигрантами, например, едут на заработки в Германию.

— Да, едут те, которые более активны. Уезжают в Германию, в Швецию или в Норвегию.

— А что необходимо улучшить в Польше, чтобы украинцы чувствовали себя более комфортно?

— Конечно, есть вопросы, которые нужно улучшить. Во-первых, школы с украинским языком обучения, которых очень мало. Да, наши граждане могут отправить своих детей в польские школы. Но если хотят, чтобы они учили украинский язык или культуру, таких школ очень мало, нужно их увеличивать. То же самое с телевидением — всего, кажется, одна программа в неделю [на украинском языке], это очень мало.

В Польше образовалась уже новая волна эмиграции, они выпускают свою украинскую газету. Но, мне кажется, этого маловато для того количества украинцев, которое здесь пребывает.

— Как правительство Польши помогает переселенцам из Украины, особенно беженцам с оккупированной части Донбасса, из Крыма?

— Они в первую очередь помогают тем, у кого польские корни. И особенно тем, кто получил карту поляка, то есть смогли доказать, что у них прадеды, деды были польского происхождения.

С началом военных действий они помогали с лечением, с реабилитацией очень много. Очень многие органы местного самоуправления помогали, потому что больницы или какие-то реабилитационные центры относятся к ним, они оплачивают это. Поэтому могли принимать бесплатно на лечение и на реабилитацию.

А если украинец заболеет коронавирусом в Польше? Есть ли разница, как лечат поляка и украинца?

— Разницы нет. Здесь практически все могли получить медицинскую помощь, если кто-то заболел. Конечно, если у граждан Украины есть медстраховка — это решает многие вопросы, к тому же лечение обходится дешевле.

Но даже сейчас украинцы, которые пребывают в Польше, вакцинированы или планируют вакцинироваться. Потому что предприятия организовывают вакцинацию всех работающих. И в этом случае не делят на поляк, украинец, белорус… Также наши граждане могут сделать прививку от COVID-19 через семейного врача, к которому они здесь относятся.

Андрей Дещица. Фото: kanaldom.tv

Вернулись после пандемии

Анатолий Зимнин — менеджер агентства по трудоустройству граждан Украины в Польше. Он помогает землякам в правовых вопросах, в вопросах трудоустройства, легализации, оформления документов и пр.

Сколько украинцев здесь работает?

Зимнин: Очень трудно посчитать. Такую попытку предприняло Главное статистическое управление Польши в конце 2019 года, получилось около 1,3 млн человек. Но это было перед пандемией. Сейчас, думаю, количество примерно такое же. Потому что те граждане Украины, которые выехали из Польши в период пандемии, они же и вернулись. То есть где-то от 1,3 до 1,5 млн украинцев работает в Польше.

Карина Самохвалова и Анатолий Зимнин. Фото: kanaldom.tv

— На 2021 год в Польше запланирована перепись населения.

Зимнин: Да, она началась в марте и продолжалась до конца августа. Часть украинских трудовых мигрантов, которые работают в Польше, также должны переписаться и могли это сделать либо при помощи интернета, или при помощи телефонной линии, или при помощи тех представителей Главного статистического управления Польши, которые приходят на места и переписывают индивидуально.

Я, например, переписался одним из первых при помощи интернета. Спрашивают буквально обо всем: где живет, кто живет, кто по национальности, кто по происхождению родители, семейное положение. Также это перепись коммунального фонда — есть ли какая-то недвижимость, где проживает, какая квартира и так далее.

— С какими трудностями здесь сталкиваются украинцы?

Зимнин: Есть еще такое явление, как нелегальная трудовая миграция из Украины в Польшу. Она была очень популярна в 90-е годы, в 2000-х годах. Сейчас, к счастью, во время пандемии коронавируса люди боятся уже ездить в Польшу нелегально и стараются работать с проверенными работодателями. И это очень хорошая тенденция.

Да, уменьшается количество нелегальных случаев, но появляется такое явление как нечестный работодатель. То есть в Украине работодатель потенциальному работнику обещает одно, а украинец приезжает в Польшу и получает совсем иные условия жизни, работы, оплату труда. Поэтому нужно обращать внимание на это.

И тогда они бегут к вам.

Зимнин: У нас очень много обращений, телефонных звонков и по интернету с нами связываются: "Вот что делать? Я приехал в Польшу. У меня работы нет. У меня виза заканчивается через 4 месяца…". И мы тогда в быстром порядке пытаемся найти новую работу такому человеку, оформить легальные документы, чтобы он чувствовал себя защищенным в Польше, чтобы знал не только об обязанностях, но и о правах.

Как проверить — порядочный или нет работодатель?

Зимнин: Мы каждый год проводим социологическое исследование. И его результаты показывают, что большинство граждан Украины ищут работодателя не при помощи интернета, не при помощи рекламы, а при помощи советов близких и знакомых. То есть опираясь на опыт и рекомендации иных.

Украинцы здесь были всегда

С 2009 года в Польше работает фонд украинской эмигрантской организации "Наш выбор". Его возглавляет Мирослава Керек.

Много украинцев входит в вашу организацию?

Керек: Как фонд мы не имеем право иметь членов, но к нам приходят люди. До пандемии наш Украинский дом посещало до 10 тыс. человек. Также у нас есть газета, у электронной версии 400 тыс. уникальных пользователей. Часть из них — это украинцы, которые живут постоянно в Польше.

Мы были созданы в период Оранжевой революции. Это был такой вызов, потребность помогать Украине. Многие из нас поехали на Майдан в Киев. А позже мы решили как-то действовать дальше здесь, помогать украинцам, то есть мигрантам.

Вот приезжаешь в чужую страну — не знаешь законодательства, где что найти, нет информации на твоем языке. Поэтому уже 7 лет существует Украинский дом — это не только культурный центр, но и место, где можно найти помощь. Мы ведем консультации по легализации. Ведем общую польскую информлинию для иностранцев. То есть можно позвонить, узнать, как легализоваться, какие документы нужны, как заботиться о своих правах.

Украинцы, которые приезжают в Польшу, часто думают, что у них нет никаких прав. А это неправда. Есть права, есть то же право на труд. И стоит знать свои права, чтобы не стать жертвой и чтобы тебя не использовали.

Мирослава Керек. Фото: kanaldom.tv

Если брать такой срез, то украинцы в Польше — кто они?

Керек: Очень разные группы. Потому что украинцы в Польше — это и работники, которые приехали работать в сельском хозяйстве, на фабриках, в ресторанном бизнесе, в сфере обслуживания — та же уборка, опека над старшими. Но также есть и украинцы, которые работают преподавателями, врачами, в логистике, в бизнесе. Есть и студенты, общественные деятели.

Можно говорить, что в Польше представлен полный социальный состав украинского общества.

— Есть много волн миграции в Польшу. Когда первый украинец попал сюда?

Керек: Это, конечно, трудно сказать. Потому что ранее часть нынешней Украины была частью Польши. Вспомнить ту же Речь Посполитую с XVI века. На части современной территории Польши жили украинцы, это были наши этнические территории. До 1947 года, пока украинцев не переселили в рамках операции "Висла", украинцы жили на юго-востоке Польши. К сожалению, польская советская власть тоже ассимилировала украинцев. Так что тут очень сложная история, если речь идет об украинскости.

Но поляки и украинцы веками жили вместе. Так что мы тут были всегда, с момента образования Польши.

Вижу, что на всех ваших мероприятиях есть украинское посольство. А вы — на посольских мероприятиях. У вас действительно хорошее бытовое сотрудничество? Или чего-то бы больше хотелось? 

Керек: Мы, конечно, сотрудничаем с посольством много лет. Но думаю, что нужна более продуманная государственная политика МИД по взаимоотношению с диаспорой.

Сейчас очень много мероприятий с диаспорой, но этого мало. Праздник — это одно, а реальное сотрудничество — совсем другое. Считаю, что с украинским правительством должно быть намного более тесное сотрудничество. Чтобы мы, как диаспора, могли действовать более эффективно на пользу Украине. Соответственно, Украина должна слышать голос наших экспертных мнений и тоже учитывать их.

С одной стороны, согласна. С другой — есть голоса в Украине, мол, "они уехали, чего они нам советуют"?

Керек: Человек свободен. Он имеет право ездить, путешествовать, жить. Разные ситуации. Знаете, каждый уехал по разным причинам. И бывало так, что были просто вынуждены.

Но то, что мы уехали, не означает, что мы не являемся гражданами Украины или мы не любим Украину. Украина есть в нашем сердце.

Речь идет о сотрудничестве, о построении имиджа Украины. А в этом мы можем помочь. Каждый из нас в своей деятельности в Польше или в других странах является Украиной. Поляки, которые с нами встречаются, видят через нас Украину.

— По поводу ситуации с Крымом и Донбассом. Диаспора как-то помогает украинцам, которые остались на неподконтрольных территориях? Вы сами говорили, что разные бывают ситуации. Не все могут уехать. Особенно старики.

Керек: В Польше есть несколько организаций, которые достаточно активно оказывают помощь и некоторые польские организации действуют на востоке Украины, помогают детям, старшим лицам. Есть организация "Каритас" и другие, которые тоже активно работают.

Конечно, сейчас немного помощь пошла на спад. Сейчас здесь больше информации о помощи белорусским беженцам. Тем не менее, есть ряд организаций, которые не выпускают Украину из поля зрения и помогают.

30-килограмовый торт с правильной картой

Варшавская академия кондитерского искусства. Ее возглавляет украинец Игорь Зарицкий. Когда только начал проводить мастер-классы, было буквально несколько слушателей. Сейчас до конца года 80% мест на занятия проданы, многие занимают места уже на следующий год.

Игорь Зарицкий. Фото: kanaldom.tv

Польских кондитеров обучает украинец. То есть украинцы уже не ассоциируются в Польше с низкоквалифицированной рабочей силой? Вот, дают мастер-классы для поляков.

Зарицкий: Мне самому на самом начале было очень странно — как это будет. Но тут уже не зависит, украинец ты или поляк, или немец, или русский. Зависит от того, что ты умеешь делать. Если ты профессионал и можешь передать свое мастерство, то национальность не имеет значения.

— Сколько человек в группе?

Зарицкий: Максимум это 12 человек. Мы учим максимально всему, что связано с кондитерским искусством, вообще с кондитерской отраслью. Учим печь какие-то элементарные десерты — крем-брюле, тирамису, панакота. А тех, кто хочет совершенствоваться в своем мастерстве, учим делать шоколадные скульптуры, скульптуры из сахара и пр.

— Вы готовили торт для посольства Украины — с картой нашей страны. Причем с правильной картой.

Зарицкий: Да, с Крымом и с Донбассом.

— Сколько времени заняло его приготовление? Какие вообще нюансы этого торта?

Зарицкий: Это было на 30-летие Независимости Украины, поэтому решили создать торт весом 30 кг торт. Поэтому сидишь и все просчитываешь, чтобы у тебя получился именно этот вес. Потом начинаешь выпекать бисквиты. В кондитерском деле все начинается с духовки, а уже потом — миксеры, крема и все остальное. Я распределил этот процесс, и изготовление торта заняло суммарно где-то 20 часов.

— Ничего себе. 30 кг готовятся 20 часов.

Зарицкий: Ну, там же еще карта Украины из шоколада была. Это тоже заняло очень много времени.

Как адаптироваться — лайфхаки

Анна Грановская — киевлянка, открыла в Польше стартап "Музыкальная школа пани Анны".

"Я приехала сюда и начала, как все, адаптироваться. Потому что я четко знала, что я еду в эмиграцию, то есть не на заработки, не на полгода, а уже знала, что здесь останусь. И я столкнулась с вещами, с которыми сталкиваются абсолютно все мигранты, которые приезжают сюда", — рассказывает Анна.

— С какими именно?

Гарановская:  Первое — это тяжелая адаптация. Второе — это психологическое давление, потому что ты не знаешь своего будущего. Ты приехал из своей страны, там, где ты учился, работал, где у тебя есть друзья, где у тебя есть свой уголок мира, в котором ты чувствуешь себя спокойно.

Приезжая в другую страну, у тебя все это убирается. Есть просто белый чистый лист. И каждый реагирует на этот белый чистый лист по-разному.

Для кого-то это, действительно, шанс поменять свою жизнь. Вспомнить о том, чего он хотел добиться, и стараться это воплотить. На других это действует угнетающе, они не понимают, что им делать, у них нет почвы под ногами.

Что касается меня, то я не знала польский язык. Поэтому поступила здесь в полициальную школу, получила еще там профессию, простым языком — "сельский туризм". Я там учила язык, училась общаться.

Как и большинство мигрантов, я начала с работы в ресторане. Я работала в польском ресторане. Там не было ни русских, ни украинцев. Я там была одна украинка. Здесь на кухне меня поляки научили настоящему польскому языку.

И там я заметила, что когда ты начинаешь с людьми петь, они начинают расслабляться, у них улучшается настроение. Я научила весь штат петь. Моя начальница была в шоке. Вот смена на кухне длится до 12-14 часов. И под конец смены ты "умираешь". И вот начинаешь петь — и откуда ни возьмись, берется энергия.

И я подумала, что было бы хорошо организовать такой островок творчества для взрослых. Потому что для детей есть много таких мест, да и дети быстрее адаптируются, у них нет таких проблем, как у их родителей.

И вот ко мне начали приходить женщины, мужчины, которые работают в Польше. Кстати, здесь очень много айтишников. Они приходят. После постоянного сидения возле экрана ты чувствуешь себя как белка в колесе или мышь, которая в клетке заперта.

Анна Грановская. Фото: kanaldom.tv

— И что, взрослые люди приходят к тебе просто попеть?

Гарановская: Не только. Некоторые после 50 лет начинают учиться играть на фортепиано. Это потрясающе, потому что человек начинает вдруг иметь интерес совершенно в другой отрасли. А благодаря этому у него открываются новые способности. А если у тебя новые способности — у тебя новые возможности.

Что происходит с человеком, который приходит ко мне в студию? Человеку 35 лет, о себе он все знает, но ему чего-то в жизни не хватает. Непонятно. Он чувствует, что вот его где-то что-то скребет. Он приходит. Я говорю: ну, давай мы с тобой помычим, попоем. И он начинает петь. Он вдруг начинает чувствовать, как из него начинает переть эта энергия.

— То есть ты такой музыкальный психолог? Поющий психолог.

Гарановская: Я — коуч. У меня полное высшее образование. Я получила его в Киевской консерватории — Национальной музыкальной академии им. П. И. Чайковского.

Теперь у меня "Музыкальная школа пани Анны", я зарегистрирована как польский стартап. Работаю официально.

В студии Анны Грановской. Фото: kanaldom.tv

— Вот буквально в пару словах — твой совет украинцам, которые хотят приехать в Польшу.

Гарановская: Я вам скажу честно: границ нет. Границы — только в нашей голове. Мы живем все на Земле, мы все земляне. И просто, когда вы решаете куда-то переехать, помните, что вы всегда берете себя с собой.

Читайте также: Пропуск на границе и новые "заробитчане": "Неофициальный разговор" с послом Украины в Польше Андреем Дещицей

Медиапартнеры
Прямой эфир