Государственные шахты — ликвидация или трансформация: "Официальный разговор" с Ярославом Демченковым

Шахта в Украине. Фото: golos.ua

В Украине продолжается реформа угольной промышленности. Её планируют завершить до 2030 года. Сейчас на подконтрольной Украине территории находятся 33 государственные шахты. 

Как власти намерены перепрофилировать шахтёров и обеспечить их новыми рабочими местами — рассказал заместитель министра энергетики Украины по вопросам евроинтеграции Ярослав Демченков в программе "Официальный разговор" телеканала "Дом".

Ведущая — Дарья Вершиленко

— Что будет с государственными шахтами?

— Наша концепция предусматривает, что часть из этих 33 шахт будет передана "Центрэнерго" и приватизирована вместе с ним. Мы проводим оценку, и, по предварительным данным, 5-6 шахт могут передать "Центрэнерго". 

Вторая категория шахт — это шахты, которые будут приватизированы. У которых есть перспективные пласты угля, и ещё несколько десятилетий там можно добывать уголь. Мы постараемся найти для них инвестора.

И третья категория — это шахты, в которые инвестор точно не придёт, и они будут переданы правительству. Мы будем готовить эти шахты к ликвидации, мы будем совместно думать, каким образом привлекать средства. 

Помимо инвестиций, у нас есть международно-техническая помощь. В прошлом году мы подписали с Германией договор об энергетическом партнёрстве, который предусматривает, что Германия будет помогать Украине в осуществлении справедливой трансформации угольной отрасли.

— Какие гарантии, что у шахтёров останется работа? 

— Гарантия будет дана в процессе коммуникации государства и местной власти с шахтёрами и профсоюзам. Трудовой коллектив, представители местной власти и профсоюзов будут определять дальнейшее развитие угольного региона без шахт. 

Опыт Германии показывает, что профсоюзы играли значительную роль в процессе определения будущего угольных регионов. Они участвовали в коммуникациях с бизнесом, который хотел зайти и начинать новые производства на базе инфраструктуры угольных шахт, которые ликвидируются. Они предлагали государству, министерствам определённые программы. Поэтому наши профсоюзы должны понимать, что часть шахт будет ликвидирована, и уже сейчас коммуницировать с местной и центральной властью для определения будущего этих шахт и шахтёров. 

— В каких городах будут трансформировать шахты в первую очередь?

— Сейчас определяются критерии выбора этих городов. Международные эксперты будут работать с местной властью, профсоюзами, с трудовыми коллективами, чтобы определить программу трансформации, и на основании этого выбрать города, где это будет осуществляться. Сейчас всё в руках территориальных громад. Нужно коммуницировать с проектной командой. 

Пилотные проекты по трансформации будут реализованы в Волынской, Львовской, Луганской и Донецкой областях, потому что в этих регионах находится основная концентрация государственных угольных шахт. 

— Расскажите об этапах трансформации. 

— В 2021 году мы проводим аналитическую работу. Мы определяем стратегию, общаемся с профсоюзами, с общественными организациями, с местной властью, чтобы определить, что такое справедливая трансформация. От работы шахт зависят сотни тысяч человек. И мы делаем всё, чтобы правильно подойти к процессу трансформации, правильно подойти к определению шахт, которые будут ликвидированы в первую очередь. 

Также в 2021 году мы определим пилотные проекты и начнём работать с потенциальными инвесторами, чтобы показать им инфраструктуру шахт и продемонстрировать, какой бизнес можно начать. Здесь очень важна активность людей на местах — местной власти и профсоюзов. 

На 2025-2027 годы запланирован процесс создания новых рабочих мест, который предусматривает переобучение части людей. Часть людей получит выходные пособия и пенсию. Сейчас мы обсуждаем, как это будет. 

Поймите, мы ценим этих людей, мы ценим их жизнь, и мы хотим сделать так, чтобы им было комфортно дальше жить. Не рисковать каждый день своим здоровьем, опускаясь в шахту. 

— Что происходит с шахтами, которые остались на неподконтрольной территории? 

— Там находится более 60 шахт. Часть из них на момент оккупации готовилась к ликвидации. Это были уже бесперспективные шахты. Мы не знаем, в каком они состоянии сейчас. 

Если они не закрыты, как должно быть по протоколу, это является большой проблемой. Например, на шахте "Золотое", которая находится на подконтрольной территории, по объёмам воды, которая откачивается, мы видим, что шахты на неподконтрольной территории могут быть затоплены. Потому что водные слои связаны.

— То есть там шахты затапливают? 

— Есть большая вероятность, что эти шахты затоплены не по протоколу, потому что вода попадает сюда, на подконтрольную территорию.

Мы просим допустить международную миссию для оценки состояния шахт на территории ОРДЛО. Ведь это грозит техногенной катастрофой. Города и поселения могут уйти под воду. Это наша территория, и мы беспокоимся за своих граждан. Также, если шахтные воды попадут в горизонт питьевой воды, она перестанет быть питьевой. 

Поэтому когда отдельные районы Донецкой и Луганской областей будут деоккупированы, нам предстоит привести эти предприятия в состояние безопасных для окружающей среды, для людей, которые там живут. И, конечно, мы должны будем провести ревизию этих шахт вместе с местной властью, вместе с шахтёрами, и объективно сказать, какие пласты мы ещё можем добывать, а на какие шахты нам не стоит тратить деньги.

Медиапартнеры
Прямой эфир