"Северный поток-2" как площадка для шантажа: интервью с российским экономистом Владиславом Иноземцевым

Владислав Иноземцев. Фото: Facebook

Газопровод "Северный поток-2" из России в Германию через Балтийское море начали строить в 2018 году. По мнению экспертов, этот проект направлен на остановку транзита российского газа в Европу через украинскую газотранспортную систему, поскольку он дублирует её функции. Сейчас газопровод готов уже на 95%, в России заявляют, что планируют завершить работы в сентябре. Но многие эксперты считают, что благодаря международному давлению запуск объекта может оказаться невыгодным.

В январе США ввели несколько новых пакетов санкций против компаний, которые участвуют в проекте "Северный поток-2". Они касаются не только непосредственно строительства газопровода, но и его обслуживания, страхования и сертификации. Несколько десятков европейских подрядчиков в результате этого вышли из проекта. Тем же, кто продолжает сотрудничество, в марте США пригрозили новыми ограничениями.

"Президент Байден в течение долгого времени очень чётко высказывал свою точку зрения, что "Северный поток-2" — плохая идея. И я повторил эту точку зрения непосредственно министру иностранных дел Германии Маасу. И я также дал понять, что компании, занимающиеся строительством трубопровода, рискуют попасть под санкции США. Газопровод разделяет Европу, он подвергает Украину и Центральную Европу российским манипуляциям и принуждению, он идёт вразрез с заявленными Европой целями энергетической безопасности", — заявил госсекретарь США Энтони Блинкен во время встречи министров иностранных дел НАТО.

Однако в НАТО консолидированной позиции по "Северному потоку-2" до сих пор нет. Генеральный секретарь Альянса Йенс Столтенберг отметил, что они не могут принять решение, поскольку для этого нужен положительный ответ всех членов. Активнее всего этот вопрос блокирует Германия. 

"Наша позиция как правительства Германии по-прежнему заключается в том, что экстерриториальные санкции против партнёров по Альянсу — плохая идея. И что частный экономический проект, связанный с Nord Stream, должен быть продолжен", — подчеркнул министр финансов Германии Олаф Шольц.

Украина отстаивает свою позицию касательно "Северного потока-2" на всех международных площадках.

"Если бы мы не поднимали этот вопрос, уверен, что "Северный поток-2" был бы уже достроен. Все должны понимать, что строительство газопровода в обход Украины — это вопрос не только экономики Украины, хотя это тоже очень важно для нас. Это вопрос энергетической безопасности для всей Европы", — заявил президент Украины Владимир Зеленский.

Тем временем, 25 марта появилась информация, что из-за угрозы попасть под американские санкции австрийская нефтегазовая группа OMV остановила финансирование проекта "Северный поток-2". В компании уточнили, что прекратили выплаты ещё 31 декабря 2020 года. По условиям кредитного соглашения, OMV должна была предоставить 953 млн евро оператору Nord Stream-2, но по факту выплатила лишь 25% от этой суммы (238 млн евро).

Данную тему в программе "На самом деле: Россия" телеканала "Дом" продолжает российский экономист, доктор экономических наук Владислав Иноземцев.

Ведущая программы — Мария Строева.

— На каком этапе, на ваш взгляд, сейчас находятся новые санкции, которыми угрожают Штаты европейским предприятиям, которые участвуют в строительстве "Северного потока-2"?

— Думаю, что пока это только угрозы, и какое-то время это и будет так оставаться. Потому что, насколько я понимаю, до конца американцы так и не определились в отношении "Северного потока". Формально, безусловно, в США существует некий консенсус обеих партий, относительно того, что Россию нужно сдерживать, что это серьёзный соперник, что нужно продолжать на неё давить. Но никто не может сейчас точно сказать, какие санкции будут реально выбраны. Будут ли введены какие-то серьёзные ограничения, допустим, по внешнему долгу России, будет ли действительно сделано всё, чтобы остановить "Северный поток", или американцы попытаются договориться с Германией. Поэтому здесь пока окончательных ответов нет.

Что касается европейских компаний. Всякий раз, когда американцы вводят санкции против "Северного потока", чётко определённые европейские компании моментально останавливают своё участие в проекте. Это было ещё с конца 2019 года. Поэтому, на мой взгляд, до серьёзных санкций, реальных санкций против крупных европейских компаний дело не дойдёт. Но, с другой стороны, мы прекрасно видели, как те же самые немцы находят обходные пути, и русские тоже пытаются это сделать.

Поэтому, мне кажется, что пока рано делать какие-то выводы. К тому же мы видим, что строительство продолжается, и за несколько последних недель оно продвинулось на какие-то этапы.

Думаю, скорее всего, будет больше разговоров, чем реальных дел. И в итоге, всё-таки труба будет достроена.

Вот австрийская группа OMV оказалась под угрозой санкций и решила выйти из участия в консорциуме. Понятно, что не все вышли. Но "Газпром" может столкнуться с ситуацией, когда существенную сумму на продолжение строительства ему нужно будет искать самостоятельно. Если, предположим, выйдут несколько серьёзных финансирующих компаний, какие остаются возможности у "Газпрома" для привлечения средств?

— Это вообще не проблема. Проблема может быть в том, что европейцы запретят эксплуатацию газопровода, или регулятивные органы будут против, или он не будет введён в действие формально.

Что касается средств, то это проект, который в основном был финансирован "Газпромом". Он в значительной мере является инструментом зарабатывания и чиновников, и подрядчиков "Газпрома". Сметы были завышены в несколько раз, и фактически вернули долю OMV. Или они смогут найти дополнительное финансирование.

Ещё раз повторю: для "Газпрома" не стоит никакой проблемы, в принципе. Он может занять деньги на внутреннем рынке, он может привлечь средства из Фонда национального благосостояния. То есть "Газпром" — это компания, которая в России может практически всё. Поэтому у меня нет никаких сомнений, что финансовая сторона вопроса вообще не составляет проблемы.

Всё упирается исключительно в регулятивные моменты, связанные с европейскими странами и с теми санкциями, которые мы обсуждали.

— Насколько реалистичен вариант, когда действительно — труба достроена, а на неё наложены санкции, и газопровод нельзя эксплуатировать?

— Вполне реалистично. Могу даже сказать, что так и будет. Труба, скорее всего, будет достроена. Причём будет достроена в ближайшее время — пока ещё Меркель является федеральным канцлером Германии и её правительство на месте. А будет ли газопровод введён в действие, пойдут ли поставки газа или не пойдут — другой вопрос.

Я многократно говорил о том, что на самом деле Европа в этой истории может играть гораздо более значительную роль, чем кажется. Потому что не столько европейцы зависят от российского газа, о чём постоянно говорят в Москве, но и "Газпром" очень сильно зависит от европейского рынка.

По итогам прошлого года в Европейский Союз было поставлено приблизительно 81,5% российского экспорта газа. А Европа закупила приблизительно 42% от своего импорта. То есть европейцы вполне могут, достроив трубу, начать шантажировать Россию относительного того, что мы фактически являемся вашим главным потребителем. У вас нет реальных труб ни в направлении Китая, ни в направлении Турции в таких масштабах. Можем уже диктовать условия вам.

И, на мой взгляд, это будет совершенно правильно. "Северный поток-2" — это по факту не дополнительная труба из России, это труба, по которой будет поставляться всё тот же объём. Вроде бы увеличения зависимости России нет. Но так или иначе у европейцев, получается, появляется дополнительный козырь по поводу того, каким образом можно с Россией разговаривать. Я думаю, что это было бы разумно.

Но нюанс в следующем: американцы не слышат аргументов вообще, а европейцы пока ни разу не показали себя жёсткими переговорщиками на подобной стадии.

Читайте также: Запуск "Северного потока-2": какие последствия получат Украина и ЕС

Медиапартнеры
Прямой эфир