Последствия изъятия земли в оккупированном Крыму: интервью с экспертом Борисом Бабиным

Борис Бабин. Фото: barristers.org.ua

20 марта вступил в силу указ президента РФ о запрете "иностранным гражданам" владеть землёй в оккупированном Крыму. В частности, ограничения введены в Евпатории, Керчи, Ялте, Судаке.

Данный указ больше всего затронет права граждан Украины. Что будет с земельными участками крымчан, которые вынуждены были покинуть полуостров после оккупации, как это отразиться на оставшихся в Крыму жителях — в программе "На самом деле: Крым" телеканала "Дом" рассказал эксперт в сфере международного права, профессор Борис Бабин.

Ведущий программы — Дмитрий Симанский.

— Какие правовые последствия будут у такого решения российских властей?

— Существует несколько отражений этих последствий. С точки зрения российского законодательства — у них начнётся очередной управленческий бардак. Поскольку мы все прекрасно понимаем, что количество земель, предполагаемых к изъятию, огромное. Речь идёт не о десяти и не ста собственниках, поэтому, естественно, оккупационная администрация будет, мягко говоря, "зашиваться".

Думаю, они начнут с наиболее привлекательных к изъятию земель. В данном случае нас ждёт год достаточно серьёзных скандалов, всевозможных попыток кого-то с кем-то договориться.

С точки зрения украинского законодательства, к сожалению, достаточно внятной позиции я пока не видел. Есть заявление — это хорошо. Для более чёткого понимания процесса нужно дождаться первых потерпевших. В этой связи интересно, как именно и насколько оперативно эти события будут отражены в рамках процессуальных действий, например, той же СБУ, которая ответственна за эти вещи.

Также мы посмотрим на развитие динамики в международных институциях, поскольку после таких изъятий последует волна исков и обращений в международные инстанции.

Уже есть заявление Европейского Союза: "Соответственно ЕС не признаёт этот указ и считает его вступление в силу ещё одной попыткой принудительной интеграции незаконно аннексированного полуострова в состав России. Крым является частью Украины, и этот указ является нарушением международного гуманитарного права, поскольку является ещё одним шагом к принудительному приобретению жителями полуострова российского гражданства".

— Это достаточно сильное заявление. Хотелось бы не только заявлений, но и некой реакции в санкционной политике.

Читайте также: Российский закон о запрете украинцам владеть землёй в Крыму не признаёт ЕС

Нужно ещё посмотреть, в пользу кого эти земли будут отчуждаться. Ведь в реестре должны будут быть указаны ФИО, регистрационный номер и пр.

Сегодня Крым превращается в некий заповедник для российских олигархов. И в данном случае очевидно, то наиболее лакомые куски уйдут не в некое муниципальное пользование, как заявляют в Крыму. Конечно же, они приобретут новых бенефициаров. И здесь нужны не только обещания вернуть земли после деоккупации, но и практические санкции уже сегодня.

Но даже если говорить об обещаниях, у нас с этим достаточно плохо. Поскольку профильный закон не принят. Да, мы не признаём сделки, совершённые на оккупированных территориях. Но мы закрываем глаза на то, что на протяжении семи лет на незаконно отчужденных имуществах возникают новые объекты. И вот с этим мы абсолютно не определились.

Понятно, что данные земли будут изыматься в первую очередь под застройку. И в перспективе вырисовывается проблема, когда после деоккупации нам придётся общаться с этими новыми "собственниками", которые будут рассказывать: "Мы ничего не нарушили, в вашем законодательстве тогда это не было запрещено. Мы вот тут виллу купили, и что? А у нас права есть, мы тоже люди". В этом есть большая проблема. Нам это нужно урегулировать законодательно. К сожалению, пока в Верховной Раде подобных законопроектов я не видел.

Если говорить об экономическом аспекте данного изъятия. О каких суммах убытков может идти речь?

— Здесь, как и в советской экономике, с цифрами очень сложно. Почему упомянул советскую экономику? В Крыму сейчас нет нормальных рыночных отношений. Вся экономика полуострова зиждется на освоении так называемых федеральных инвестиций, а также на неких оборонных попытках развития хозяйствования. Это в первую очередь военные заказы. Остальная экономика Крыма — это обслуживание достаточно бедного населения и колонизаторов. В этой схеме каким-то инновационным прорывам места нет.

Если мы говорим о подлежащих к изъятию землях. Конечно, по рыночной стоимости речь идёт о десятках миллиардов долларов.

Но для оценки также важно, как по факту оккупанты будут их использовать. С 2014 года одним из факторов заработка в Крыму является так называемый экономический пузырь спекуляций. Спекулируют объектами, полученными, как говорится, "не за дорого" от Украины — незаконно отжатыми либо купленными при вынужденных ситуациях у собственников. На данный момент этот спекулятивный пузырь практически надут. Дальше спекулировать некуда.

Кроме того, в Крыму волюнтаристскими действиями просто отжимают огромные угодья в пользу конкретных российских бенефициаров. Всё это очень далеко от экономики, напоминает феодализм.

Также мы абсолютно не знаем, какой объём угодий подлежит изъятию. Указано, что угодья будут изыматься у так называемых иностранцев, грубо говоря, тех, у кого нет паспорта гражданина РФ.

Но на практике может получиться, что землю будут изымать и у крымчан, получивших российский паспорт. Так как абсолютное большинство паспортов РФ в Крыму выдавалось с грубейшими нарушениями законодательства самой России.

Дело даже не в том, что у людей на руках два паспорта — украинский и российский. Дело в том, что россияне, выдавая им эти документы, нарушали массу своих внутренних актов. И пока им это было выгодно, все на это закрывали глаза. Но теперь-то, когда у нас есть конкретный собственник конкретного привлекательного земельного участка, к нему можно всегда прийти и сказать: "Иван Иванович, мы тут немножко разобрались, вы знаете, мы вам по ошибке русский паспорт выдали. Извините, но вы уже не гражданин РФ. Хотите что-то изменить — идите в суд, выясняйте. А пока вы выясняете, вот эта ваша замечательная дача она, знаете ли, уже не ваша".

И это не какое-то умозаключение. Эта политика уже широко применялась в Крыму по прессингу инакомыслящих, когда у них забирали ранее выданные паспорта РФ.

И вот в такой ситуации я не могу сказать, какой конкретно объём угодий будет изъят. Очевидно, он не имеет определённых рамок.

Будет ли этот процесс обезземеливания способствовать выдавливанию из Крыма оставшихся лояльных к Украине жителей?

— Он будет давить абсолютно на всех. Здесь чистая экономика. Если раньше оккупанты прессинговали людей за их убеждения, то здесь их будут прессинговать по одному простому критерию — по ценности их земельных участков. Этот пресс будет ложиться абсолютно на всех.

Под этот процесс подпадут и люди, которые фактически в Крыму не находились, но имели там угодья. Это касается абсолютного большинства нашей так называемой элиты: народные депутаты, министры, прокуроры, судьи и т. п. Все мы понимаем, что у них есть огромные угодья в курортных регионах Крыма. И теперь у каждого из этих людей будет достаточно простой выбор — либо сотрудничать напрямую с оккупационной администрацией, либо у него отнимают данные угодья. Очень быстро можно будет увидеть, у кого угодья отняли, а у кого — нет.

А у россиян реестр земельной собственности публичный?

— Реестр у них публичный, но он достаточно нечёткий, и не всё можно в нём найти. И нужно учитывать особенность наших чиновников, когда документы оформляются на подставных лиц. Это было распространено до 2014 года, это распространено и сейчас. То есть по номинальному бенефициару найти что-либо часто очень сложно.

Есть ли перспективы у обычного гражданина Украины, живущего или на материковой части страны, или в Крыму, отстоять свои права?

— Если говорить о защите прав — конечно же, международные инстанции. Непосредственно в оккупированном Крыму вряд ли кто-то добьётся справедливости. Материковая Украина также практически вряд ли чем-то сможет помочь, разве что задокументировать ситуацию.

Поэтому остаются обращения в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), жалобы в Международный уголовный суд. У человека достаточно скромный выбор. И к сожалению, вряд ли абсолютно все люди пойдут в некие международные инстанции. Это сложно, дорого, не для всех понятно и прогнозировано. Хотя, конечно же, волна исков будет.

Но если речь будет идти о крупных собственниках, о юридических лицах, ибо о записанных на физлиц крупных объектах стоимостью в миллионы долларов (такие имеются в курортных зонах), то здесь можно подавать жалобы в инвестиционные арбитражи. Это достаточно дорогое удовольствие. Но это быстрее, и изъятие через арбитраж соответствующих денег с РФ практически гарантированно.

Украинское государство, украинские чиновники могут помочь отстоять права людей?

— Если мы говорим о правоохранителях, то, скорее всего, будут соответствующие дела в СБУ. Как они будут расследоваться, будут ли там живые подозреваемые, обвиняемые, подсудимые, хотя бы заочные? Всё это достаточно очевидно. Если пару-тройку лет мы не увидим судебных решений, то, как говорится, — "всё понятно".

С другой стороны, кроме как разработкой рекомендаций и помощью с обращениями в международные организации, каких-то практических механизмов я сегодня не вижу.

Конечно, можно говорить о неких зеркальных мероприятиях. Например, по поводу санкционной политики в отношении крупных российских бенефициаров. Но для этого нужно политическое решение.

Читайте также: Что делать украинцам, которых лишили земли в Крыму, рассказал Кулеба

Медиапартнеры
Прямой эфир