Хочу услышать четкий ответ от ООН по Крымской платформе: интервью с министром иностранных дел Дмитрием Кулебой

Дмитрий Кулеба. Фото: kanaldom.tv

Сегодня, 22 сентября, президент Украины Владимир Зеленский выступит на 76-й сессии Генеральной ассамблеи ООН. Об этом, а также о важных встречах президента в Нью-Йорке, почему представители ООН не присутствовали на саммите Крымской платформе и о целесообразности разрыва дипломатических отношений с Россией говорим с министром иностранных дел Украины Дмитрием Кулебой.

— Расскажите о планирующемся выступлении президента. Потому что информации о содержании речи не так много.

— Ну, выступление будем комментировать после того, как оно состоится. Но работа над выступлением идет. После того, что мы услышали в ходе первого дня сессии, 21 сентября, проводим последнюю "шлифовку".

Это будет речь не только об Украине. Не только о том, что болит нам, но и о тех глобальных вопросах, которые требуют ответов.

Выступление — это очень важно. Но еще более важны те двусторонние встречи, которые проходят у президента здесь, в Нью-Йорке. Вот 21 сентября был очень содержательный и предметный разговор между президентами Украины и Турции, очень хороший разговор с главой Европейской комиссии Урсулой Фон дер Ляйен. 22 сентября будут беседы с генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом, с премьер-министром Великобритании Борисом Джонсоном.

Поэтому визит в Нью-Йорк — это не только выступление на Генеральной ассамблее, это возможность проговорить очень конкретные вещи с мировыми лидерами. И все это нужно рассматривать в комплексе.

— Вы сказали, что речь корректируется. Что такое вы услышали 21 сентября, что может изменить выступление президента?

— Кардинально выступление не будет изменено. Просто выступление — это "живой" документ, подлежащий корректировке. Мы внимательно следим за каждым выступлением на Генассамблее, кто вспоминает, упоминает Украину, в каком контексте, какие проблемы поднимаются, какие решения для мировых проблем предлагаются. И "дошлифовываем" выступление. Это не переписывание речи, это именно ее "шлифовка" для того, чтобы получить максимально качественный результат.

— Вопрос касательно "выборов" в Госдуму РФ на временно оккупированных территориях. Какой будет дальнейшая реакция Киева? И будет ли об этом заявлено во время выступления Владимира Зеленского?

— Россия, как государство-оккупант, грубо нарушает свои обязательства на оккупированных территориях, потому что, в соответствии с международным правом, она не имеет права проводить там подобные "выборы".

Да, сейчас мы не можем остановить Россию в ее действиях. Это суровая реальность жизни. Но тут, как в уголовном процессе. Идет фиксация доказательств совершения преступления. И придет время, когда все эти доказательства будут представлены и станут основной для привлечения России к ответственности — и политической, и юридической.

Это болезненно осознавать, что мы не можем остановить эти действия сейчас. Но политика и международная политика — это игра в долгую.

Поэтому то, что мы делаем сейчас, — мы фиксируем факты нарушений, совершенных Российской Федерацией, фиксируем политически, юридически, на уровне нот, на уровне документов.

Мы с вами понимаем, что эти "выборы", проведенные на оккупированных территориях Донбасса и в оккупированном Крыму, — это бутафория, нацеленная только на показательную легитимизацию и демонстрацию политической мощи России на этих территориях. Но для статуса этих территорий и для их будущего, как украинских территорий, эти "выборы" значения не имеют.

— Какие у вас ожидания от встречи с премьером Великобритании Борисом Джонсоном?

— Самые хорошие. Между президентом и премьер-министром установились очень хорошие отношения. Это один из тех мировых лидеров, с которыми у президента есть очень тесный личный контакт. Поэтому они будут говорить прежде всего о безопасности и о состоянии выполнения тех договоренностей, которые были достигнуты во время очень важного визита президента Зеленского в Лондон осенью прошлого года. Это и реализация программы по развитию нашего флота при участии Великобритании, безопасность в Черном море. Будем обязательно это обсуждать.

Великобритания после выхода из Европейского Союза демонстрирует новое качество своей внешней политики, и это новое качество полностью отвечает украинским интересам. Поэтому у нас здесь есть над чем работать.

— 21 сентября президент Зеленский встречался с генеральным секретарем ООН Антониу Гутерришем. Планировали говорить о Крымской платформе — почему ООН не прислала своих представителей для участия в саммите. Поднимался ли этот вопрос? И планируете ли вы более активно подключать ООН к тематике Крымской платформы?

— Обсуждался этот вопрос. Президент Украины поднимал этот вопрос, потому что для него вопрос Крыма является фундаментальным, он никогда не может быть вынесен за скобки.

Ответ на вопрос — почему ООН не была представлена на Крымской платформе — мы не услышали. Но мы услышали поддержку территориальной целостности Украины.

И президент поднимал несколько вопросов, связанных с Крымом, с ситуацией с правами человека на оккупированных территориях. Передал список наших политзаключенных. Генеральный секретарь список принял и пообещал, что будет прилагать усилия к решению этой проблемы.

Но вопрос практического привлечения ООН к вопросам, связанным с Крымом, остается открытым. И на встрече мы озвучили несколько идей, которые будут обработаны генеральным секретарем. И мы будем работать.

Но мы будем считать неприемлемой ситуацию, если ООН отстранится от решения вопроса Крыма и Донбасса в интересах страны, которая нарушила украинский суверенитет, ее границы и права человека на этих территориях. Речь идет о Российской Федерации.

— Такое осторожное отношение ООН к Крымской платформе — это влияние Российской Федерации?

— Знаете, дипломат не должен такие вещи озвучивать. Но, поскольку речь идет о фундаментальном интересе украинской безопасности и о фундаментальном обязательстве ООН защищать суверенитет и территориальную целостность государства, то да.

Есть все основания считать, что тут поработала Российская Федерация.

Они ставили перед собой задачу в принципе сорвать саммит Крымской платформы и не допустить его успешного проведения. Эта задача была ими провалена, и успешное проведение Крымской платформы — это победа Украины.

Но я хочу как министр, как представитель государства-основателя ООН, услышать четкий ответ, пусть моя позиция будет опровергнута — я не против, я буду счастлив. Но я хочу услышать четкий ответ от Организации Объединенных Наций — почему она не приняла участие в какой-либо форме в саммите Крымской платформы?

НАТО, Совет Европы, страны ГУАМ, другие уважаемые международные организации нашли формат своего участия. Я хочу услышать ответ. Пока что я такого ответа не услышал.

— Возможен ли разрыв дипломатических отношений с Россией?

Я вас умоляю. Дипломатические отношения надо было разрывать еще в 2014 году.

Теперь же должно произойти что-то мегакатастрофическое, чтобы вернуться к этому вопросу. Потому что разрыв дипломатических отношений — это самая высокая мера наказания.

Да, эта тема постоянно крутится в той или иной форме в украинских медиа — это риторика, которая далека от реальной политики. Я понимаю, что это красивый лозунг, но пользы — абсолютный ноль.

У нас и так де-факто отношений практически нет. А идти сейчас и просто так устраивать шоу, чтобы их разорвать, — это неразумный шаг.

Я за резкие шаги, меня иногда обвиняют, что я чересчур резкий. Но я считаю, что резкость должна быть разумной, продуманной и своевременной.

А просто бегать, размахивать руками и разрывать отношения — это неэффективно, я против такого подхода.

Медиапартнеры
Прямой эфир